Проза из карантина (2)

НЕЗВАНЫЙ ХОЗЯИН

Рассказ

До границы оставалось километров пятьдесят, когда слово взял водитель. Остановив автобус на заправке, он не объявил обычного перерыва на туалет и кофе, а встал посреди салона с поднятой рукой.

- Это парацетамол, - сказал он, демонстрируя пассажирам синюю упаковку. – Сейчас я раздам каждому по таблетке, и пока все не выпьют, автобус не тронется с места.

- Это еще с чего? – послышался женский голос из глубины салона.

- А с того, - отрезал водитель. – Домой все хотят?

Пассажиры неуверенно поддакнули.

- Ну вот и думайте. Кто нас, целый автобус молдаван из Италии, пропустит через границу, будь хоть у одного из вас температура?

- А не проще всем измерить температуру? – вмешался мужчина со второго ряда.

- Проще, - согласился водитель. – Если есть чем измерять. У вас есть термометр?

- У меня нет. 

- И у меня нет. А если бы и был, так что с того – до границы температура может вырасти. Так что предлагаю не тянуть время, а глотнуть по таблетке, тем более, что лекарство куплено на мои собственные деньги.

- Срок-то хоть не истек? – недоверчиво рассматривал упавшую на ладонь таблетку мужчина без термометра.

- Глотай, умник, - проворчал водитель.

- Господин Семен, - сказал мужчина.

- Что господин Семен?

- Господин Семен, а не умник, - сказал мужчина. – Запомни это, умник.

***

Collapse )

Проза из карантина (1)

МЕНЬШЕ ИЛИ РАВНО

Рассказ


В желтом жилете поверх красной мастерки, с маской на лице, как зачарованный он смотрел на три цифры на экране смартфона. 

Семерка, пятерка, девятка. 

Лишь только цифры магическим образом превратились в восьмерку и два нуля, Андрей поднял голову и нажал на кнопку пульта разблокировки автоматических дверей. 

Стеклянные двери магазина с разъехались с нервным дребезжанием, и на Андрея обрушилось кишиневское утро – вместе с потоком прохладной свежести и парой десятков взглядов людей, столпившихся перед входом. 

Встав в проеме, Андрей вспомнил, как в детстве защищал ворота школьной команды, а еще – почувствовал ветер, бивший сразу с двух сторон – в лицо и в спину. Тем лучше для равновесия, подумал он, вспомнив, что в таком положении – на ногах в проеме автоматических дверей, – ему сегодня стоять двенадцать часов. Хуже, чем солдатам в почетном карауле

И так теперь каждый день – до окончания карантина.

***

До начала конца света Андрей успел проработать охранником магазина «Илянелла» не больше года. Год это прошел в надеждах и в отчаянии. За пять месяцев Андрею выплачивали неполную зарплату под предлогом недостачи, надежду же внушал один печальный, зато неоспоримый факт: из всех друзей и собутыльников Андрея, лишь он один мог похвастаться каким-никаким, но постоянным источником заработка. Может, поэтому

Collapse )

Диагноз Веспуччи (13)

13

Совпадение это или последствия стресса, но факты дороже версий. Рана кровоточит третьи сутки, с той самой минуты, как я переступил порог монастыря. Осталось всего два пластыря, после чего, боюсь, придётся повязывать листы бумаги. У них одно очевидное преимущество и один огромный недостаток. Бумаги очень много, но вот впитывает она хуже некуда.

В принципе, это можно признать идеальной творческой ситуацией. Ты отрезан от всего мира, ты утерял с ним всякую связь, при этом оказавшиеся с тобой взаперти люди дают тебе уникальную возможность. Они совсем не против того, чтобы ты находился наедине с бумагой практически неограниченное время. Ограничиваешь ты себя сам, по законам общежития в замкнутом пространстве. Разум неумолим, напоминая об очевидной истине. С кем бы ты ни bоказался взаперти, вы теперь заодно и должны заботиться друг о друге.

Collapse )

Диагноз Веспуччи (12)

12.

Вторично слушая президента за последний час, Веспуччи решается на эксперимент. Отключает звук и по мимике и губам главы государства пытается дословно восстановить его речь. Обращение к нации и миру, которое через сто лет назовут непосредственной причиной всемирной катастрофы, либо, если повезёт, эпохальным примером рискованного, но ответственного решения великого политика. Решения, благодаря которому великие демократии сохранили своё могущество и в двадцать втором веке. Думал ли президент Дженнингс, записывая выступление, что миллионы пар уставившихся на него глаз, вполне возможно, навсегда закроются из-за произносимых им слов? Или всё, чего он опасался, это не потерять бегущую строку на мониторе?

Президент – крепкий орешек. Про таких, как он, говорят: со стержнем внутри. Во всяком случае, Дженнингс – первый американский президент в этом веке, кто не замарал своего имени хоть в каком-то скандале. Не баловался наркотиками даже в студенчестве, не уличён в супружеской неверности, а его неприятие любого лоббизма обросло анекдотами. Якобы после отставки президента ждёт не сытная должность в одной из мегакорпораций, а благотворительный фонд, единственной задачей которого будет сбор пожертвований на содержание бывшего главы государства.

Collapse )

Диагноз Веспуччи (11)

11.

rightnow.globe

Блог Роберта Веспуччи

2053/10/21

14:22 a.m.

КОГДА ОГОНЬ СТАНОВИТСЯ ВЕЧНЫМ

Одна из немногих вещей, которая безотказно срабатывает – банальности, которые мы слышим от семейных психологов. Знаете, все эти советы стоимостью 500 долларов в час. Не предъявляйте претензий супругу, прежде чем не разобрались с собственными требованиями. Не старайтесь переделать партнёра, принимайте его таким, каков он есть. Всегда выслушивайте своего ребёнка. Самое сильное впечатление – первое впечатление. Ну и всё такое в этом духе.

Под последней формулой готов подписаться хоть сейчас. Оглядываясь на эти шесть дней в Ареале 11Е, я всё чаще вспоминаю метки на земле, те самые, что были мной замечены при первом же облете территории. Их трудно было не заметить – кресты, которыми ареальцы отмечают места гибели соплеменников. Мне стоило принять их за подсказку, за символ того, что ради своей миссии ареальцы готовы пожертвовать чем угодно. Собственными жизнями, даже свободой своих детей, всем, кроме одного: религиозного почтения к памяти усопших. Почтения, доведённого здесь до фанатического абсолюта. До полного стирания границ между жизнью и смертью, между смертью и любовью.

Collapse )

Диагноз Веспуччи (10)

10.

Сейчас восемь четырнадцать. Сколько времени он мёртв? 

Когда пришёл этот человек? Три часа назад, что ли? 

Он вошёл в номер в пять утра. Пять ноль семь, если точно. Не припомню, чтобы меня будили в такую рань, разве что я сам просил подстраховать коммуникатор и прислать портье. А тут вот как. Просыпаюсь и в первую же секунду понимаю, что никакого утреннего перелёта у меня нет. И ранней встречи нет. Тогда что? Пожар? Кто это сделал? Зачем? На какие-то другие версии мне просто не оставили времени, разбудившая меня рецепционистка сообщила, что ко мне пришли. Люди из службы безопасности Ареала, ну или как там она называется. 

Господи Иисусе, как же хорошо, что я не позволял себе расслабиться! Что благоразумно запрятал в нишу коробку из-под вина. Конечно, я первым делом подумал насчёт бумаги. Это всё со сна, я просто не сразу вспомнил вчерашний день. Канализацию, доктора, беременных женщин с их нелегальными абортами. Эти чёртовы рубли! Стигматы, мать их! 

И главное, я не запомнил его имени. Наверное, это нормально. Ну, когда приходит полицейский, или спецагент с ордером на арест или даже на обыск. Какая разница, как его зовут? Михалаки мёртв, вот и всё, что он сказал.

Господи Иисусе, это не сон! Он мёртв, а я жив и думаю о нём. Конечно, он сообщил как-то по-другому. Человек из службы безопасности, или откуда он там. Что-то вроде «вынужден сообщить печальную новость». Да, он же извинился за вторжение. Так и сказал, «за вторжение», и был прав. Мне словно сайленти на голову свалился.

Collapse )

Диагноз Веспуччи (9)

9.

– Знаете, мне пришлось всё рассказать, – говорит Михалаки. 

Указательным пальцем он целится в бок Веспуччи. Всего пару мгновений, но этого достаточно для более чем прозрачного намёка.

– Что, простите?

У Веспуччи стынут пальцы. Откуда такой холод в уютном салоне летательного аппарата?

Сайленти набирает высоту, унося их прочь от Северного аэродрома, очередной метки на карте Ареала 11Е, которыми блоггер обозначает ложные развилки, камуфлируя будущий пост, тема которого ему и самому ещё неизвестна. О чем он напишет? Уж точно не об аэродроме, хотя пары абзацев увиденное сегодня уж точно достойно. Огромная территория совершенно пустого аэродрома магнетизирует, погружает в мысленный хаос, который, как густой смог порывистым ветром, разгоняла безупречно организованная суета Южного аэродрома в день его прибытия в Ареал.

– Это насчёт вашей просьбы, – говорит Михалаки. – Вы же хотели побывать в доме представителя административного корпуса. Буду рад видеть вас у себя. Правда, пришлось известить высшую администрацию, такова процедура. Но в остальном будет соблюдена конфиденциальность, в этом можете быть уверены.

– Я понял. Спасибо большое, – выдавливает из себя Веспуччи, бросив взгляд на фигуру пилота, чья голова в шлеме за стеклом пилотной кабины наводит на мысль о роботе за штурвалом.

– Вот и отлично! Предлагаю не откладывать, – говорит Михалаки и, получив одобрительный кивок Веспуччи, связывается с пилотом по внутренней связи.

Collapse )

Диагноз Веспуччи (8)

8.

rightnow.globe

Блог Роберта Веспуччи

2053/10/19

13:07 a.m.

ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛИЙ, ИЛИ О ЧЕМ МОЛЧАТ ИХ РОДИТЕЛИ

Давно и справедливо подмечено, что я большой любитель незапланированных встреч. Неожиданные знакомства, необычные люди, – всё это ломает первоначальные планы, а что может быть увлекательнее нарушенных планов? Текст, который уже сплёлся в голове, без спроса выпрыгивает наружу и катится клубком, как в бабушкиных сказках, и ты инстинктивно бросаешься вдогонку за ним. Затея пустая, клубок уже скрылся из вида, но ты всё равно не отстаёшь, ориентируясь на мягкий стук по ступенькам тёмного лабиринта. Только и остаётся, что уворачиваться от непредсказуемых поворотов и не уткнуться головой в стену.

К чему всё это? Говорю же, выронил клубок, выронил очень давно и долгие годы бегу, спотыкаясь, во мгле лабиринта. Нет большего удовольствия, чем долго и кропотливо разрабатывать план, мысленно разбить его на количество постов, предчувствовать собственные интонации и интригующие концовки, чтобы в самый неподходящий момент, когда кажется, что вот он – мир у твоих ног, – взять да и выронить клубок. Стоять, уставившись в темноту, и не верить, что и на этот раз всё пойдёт не так, как сам себе пообещал.

Collapse )

Диагноз Веспуччи (7)

7

Выбравшись из царства разврата, уместившегося в крошечной квартире с низкими потолками, где так и тянет вжать голову в плечи, Веспуччи вдыхает полной грудью, зная, что дела его хуже некуда. Он уже не понимает, кровоточит ли бок, но мысленно благодарит себя за то, что с утра налепил абсорбентный пластырь. 

Бок потёк в самый разгар экскурсии, в то самое время, когда Веспуччи почувствовал себя, пожалуй, впервые в жизни, ретроградом и ханжой. О сексе в этой квартире рассуждали, как о еженедельной поездке в супермаркет. Скучные, но необходимые планы среднестатистической семьи. Не очень-то верилось, что во всех остальных квартирах ареала происходит то же самое. Пластырь заметно потолстел, и Веспуччи, щупая бок, молился на изделие компании «Джонсон и Джонсон», обещая при первой возможности отблагодарить производителя совершенно бесплатным упоминанием в одном из своих ближайших постов. 

Пока сайленти зависает над раскрывающимся кратером подземной гостиницы, Веспуччи находит, чем озадачить гида. Выслушав клиента, Михалаки первым делом благодарит его, а вторым сообщает, что заглянуть в номер гостя на стаканчик виски – невероятно лестное для него приглашение, которое он, к сожалению, не может принять и, разумеется, просит не таить обиды. Внезапная настойчивость блоггера заставляет гида переиграть ситуацию, ничуть не потеряв лица и даже не изменив его выражения. 

– Нет такой просьбы, которую гость должен повторять трижды, – говорит он.

Collapse )